_44_ (Козырев) Аксиоматика и Аналитика Нового века и Руси _ (26.09.2014) _

 

      В начале июня этого года на нескольких ресурсах был опубликован текст с неброским названием «Рецензия на статью А.Денисова «Сильные и слабые стороны Российской аналитики…», в частности, здесь - http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001d/2308-kz.pdf. Каждый каждое оценивает по-своему. А по-моему этот текст – есть прорыв. Здесь – предложение «аналитического суверенитета» России, и высоты России, которая и призовёт к ней сердца.

      Сам анализ (рецензия-исследование-поиск) – прекрасный. А самое главное – в конце, в четвертой части, где говорится о новых аналитике, методологии и аксиоматике именно, как о выдвижении метафизики – в жизнь, смыслов – в идеологию, как о реализации ответственной свободы личного опыта – в социальности, в практике справедливости… Здесь к месту вспомнить данное чуткое различение. «Смысл – это действительная причина сущего в отличие от понятия, в котором только устанавливается тождество бытия и мышления. Смысл – это форма наличия сущего в сознании.» (Е.Б.) Вот о повседневности, о модус вивенди, о способе существования в таком осмыслении бытия, об осознании смысла,  как о форме жизни человека нового времени – и идёт речь.

      И это есть оформление самостоятельного бытия Руси, самостояния и неприслонения Руси; при том, что обратное постоянно предлагают иные аналитики. Не прислониться Руси надо, а прислонить; находясь в центре, в целостности. И именно через Слово. Это и есть оформление бытия «Святой Руси».  «Святая Русь» – обозначает руководство, претворение, во-единение Божественности в социальности, вмещение метафизики в конкретной цивилизационной модели. Что и является – трудно сказать задачей, но – осознаваемым вызовом для  Проекта «Устроение Державы»…

      И здесь возникает сожаление. Сожаление о потере преемственности, о потере истинного движения познания от практики к методике, от механизма к метафизике. Сначала-то оказался проект, а потом – осознание методологии. То есть, даже на этом уже уровне оформления, сначала непосредственность созерцания (в злободневности вызовов и решении их), а потом – обобщение опыта; сначала действие, порыв, проявление, заявление субъектности, потом уже – в новой действительности – описание ее метода; сначала – то, что изнутри, от Бога, а потом – то, что для всех, как правило.

      Так с позиций правильной методологии (и гносеологии) важен первый прорыв привнесения в проектную практику понятия «Максимы», как соединяющие мир метафизики и мир науки, соединяющие Небо и Землю (что отражает суть самого человека);  и важно привнесение в проектную практику исходного этапа аксиоматики. Где-то только говорили о важности этого, а где-то уже был первый опыт такого оформления. И насколько имеется представление о последовательности событий, первое (формулирование метода) и оформилось под влиянием второго (в том числе подтверждением последовательности действия и рефлексии).[1]

      В нарушении этой последовательности познания для идущих следом есть подлог пути, и есть искажение для них «гносеологии» и «аксиологии». Не более и не менее. Ведь, впереди не тип ученого, а тип подвижника. А жрецы не могут быть оторваны от реальной жизни, от ее сермяжной практики, как бы обратное этому уже не заявляли остепенённые мужи.

      …

      Ниже, на 6-ти страницах мы приводим основные мысли из 4-ой части замечательного текста И.А.Козырева. Есть там некоторые неточности; но это право не важно. Соображения же по данной – ещё раз прорывной теме – приветствуются.

      …

      …Высший аналитический дискурс может быть только производным от понимания Бытия и Русского Мира. Это две метафизические предельные реальности, сопряжение и гармонизацию между которыми и должна обеспечивать аналитика. В этом ее предельная задача. Все остальные задачи – операционные и выводимые из нее.

      Русский мир есть ментальное и культурное отражение Бытия, стратегическое самопрограммирование нации. Именно это должно далее перейти в искомый Русский Проект, который, прежде всего, есть социальная практика. Если он ясен именно как социальная практика, то тогда под нее будет изменена и практика экономическая – в противном случае возникнет противоречие. Например, если окажутся принципиальными соборные правила, то частная собственность не сможет быть главенствующей. Русский Проект далее должен войти в гармоничное сосуществование (целостность) с Единой Моделью цивилизации в XXI веке – новым прочтением глобализации. Тогда главная задача аналитики - всегда и во всем поддерживать гармонию (со-резонанс) – непротиворечиво сочетать элементы борьбы (отбора) и кооперации.

Приняв выводимость идеальной аналитики из метафизики Бытия и Русского мира, нам далее необходимо определить, на каких основных технологиях она должна основываться. В чем должна выражаться ее методологическая сила? Самый общий ответ – в мировоззрении и соблюдении непротиворечивости (саморефлексии). Ниже прокомментируем это более подробно.

 

Идеальная аналитика – о чем она?

Важнейший методологический недостаток современной аналитики состоит в том, что она не идеальна – не оперирует Идеалом, мета-представлениями и исходит всегда из частных критериев. Поэтому – частична, вторична и во многом неверна.

      Как это выглядит в экономике? Сегодня на объект анализа (цель, процесс, объект) «надевается» аналитическая модель, являющаяся калькой с общепринятой для этого объекта -  модели экономики, компании, бизнес процесса и т.д. И вот именно их аналитика и «прогоняет» через себя, выдавая по ним свой результат. И тут даже нельзя однозначно сказать – что тут происходит: движение от общего к частному или, наоборот, от частного к общему? Здесь нет ни того, ни другого. Все современные модели в экономике есть результат их «вброса» очередными гуру, как правило, западного разлива (консалтинговой компании, ученого-математика, получившего нобелевскую премию, группы исследователей и т.п.). Все они – потоковые, операционные, без подхода по существу. Возгонка математики – игрового поведения в экономике, конкуренции или кооперации и т.п. уже не спасает и тоже ни к чему не приводит. Поэтому модели на практике не работают, что позволяет тем же нобелевским лауреатам заявлять, что мы экономику так и не знаем. Как следствие, не спасает и аналитика – настолько, что можно опять проспать начало очередного кризиса.

      Когда потерял предмет, сущность, тогда множишь признаки. Так появились экономики: поведенческая, индивида, услуг, коррупции, виртуальная, спроса, предложения, конкурентная, консенсусная, даров, счастья, инновационная, зеленая и т.д. И так во всем другом…

      Но вернемся к идеальной аналитике.  Сузим её признаки до самого главного – до высшей метафизической вооруженности - и разберем отдельно. Согласно этому, под идеальной аналитикой будем понимать ее способность идеально обслужить идеальные (предельные) задачи бытия человека, нации (рода) и человечества в духовной, социально-психической и материальной сферах.

      Вывод аналитики на уровень Бытия означает:

      1. кардинальную смену ее ключевых парадигм – они теперь не могут быть разрозненными и должны исходить из одной общей и универсальной (объединяющей) для них. В самом общем виде она звучит так: аналитика есть средство навигации на основе предельной аксиоматики Бытия. Если раньше аналитика – это операция разделения, расчленения единого для его понимания и изучения, то теперь она  – операция поиска нарушений аксиоматики Бытия;

      2. этому соответствует то, что мышление теперь должно стать «абсолютным» - теперь главной единицей мышления  становится совмещение абстрактного и конкретного на каждом объекте анализа (по Аристотелю и Гегелю); оценка и «схватывание» в целом,  перевод инкогнито в когнито (по А.Девятову);

      3. ключевыми знаниями и мыслительными техниками становятся когнитивные и психоинжиниринг (А.Денисов, Е.Гильбо). Сам категорийный аппарат аналитики резко меняется и выстраивается вокруг решения центральной задачи – достижение гармонии и со-резонансных эффектов вокруг предельных задач жизни человека и человечества;

      4. в своем построении аналитика становится принципиально и каждый раз 2-х уровней: верхний и стартовый уровень – уровень предельных, мета-смыслов и поиска Истины, обозначения опорного Идеала, нижний уровень – операционный, переводящий максимы Бытия и Идеал в конкретную практику;

      5. на первый план выходят критерии качественные и бытийные, а не количественные. Само понятие оптимизации становится также 2-х составным: сначала достигается (оптимизируется) соответствие истинности и допустимая матрица решений («со-бытия»), затем достигается (оптимизируется) экономия в способе ее воспроизводства истинности на объекте анализа или при решении проблемы;

      6. если раньше философия обслуживала науки и почти не смотрела в сторону аналитики, то теперь она (общее мировоззрение, философия мышления, коммуникаций, творчества, истинности, теория развития), языкознание и  теология становятся базовыми поставщиками аналитических когнитивных техник;

      7. возникает своя математика, описательная и счислительная – прежде всего, гармонии («золотого сечения, триалектика школы А.Стахова), перемен в циклах (смена чета и нечета в Коране, ритмо-каскады В.Буданова, цветодинамика А.Кашанского, кайрос А.Девятова), единого закона взаимодействия (милогия М.Беляева) и др.;

      8. переход к работе с иррациональным и управлению совпадениями на его основе. Признание для этого бинерного характера Бытия (подобно тому, как это произошло в квантовой физике, признание одновременности противоположного).

 

      …Если компьютеры помогли нам решить задачи счета и обсчета, операционные задачи производства, которые отвечали на вопрос «как и почему?», то теперь наступает время концептуальных вопросов «зачем?», «ради чего?». И настает время разработки мета-концепций и настройки по ним всех задач жизни и управления. Без ответов на вопрос «зачем?» не может начаться теперь никакая стратегия и аналитика, никакое проектирование деятельности. Именно этот вопрос является сутью новой информационной революции и должен точно также кардинально изменить цивилизацию.

      Это становится так, если вдуматься в некоторые из мейнстримов наступающей новой эпохи:

      1. Сейчас все разделы науки озабочены не столько своей специализацией, сколько выведением «теории всего», «общего знания», «точкой начала начал» и оперированием найденной точкой уже по всему фронту задач. Тем самым главной максимой для познания становится максима Г.Трисмегиста «все Едино и все Одно». По сути, обращение к тому, что было определено ключевым в теологии – концепция единства всего со всем и с Богом. «"Отче Святый! сохрани их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино! Я в них и Ты во Мне; да будут совершены во едино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня" (Иоан. 17,11.21.22.23). Или, еще более ранее указание в индийских Упанишадах – «tat twam asi» («ты есть то» или «ты – одно с тем»), иначе: все есть одно, многообразие есть единство.

      2. Ключевыми становятся техники синергетики, сингулярности (получения взрывных эффектов), управления ситуациями – совпадениями, хаосом, со-резонанса. В духовно-социальных сферах, в сфере знаний и коммуникацией они уже не могут строиться исключительно на численных  подходах и алгоритмах. Замещение этих алгоритмов чем-то иным становится условием преодоления возникшего застоя в развитии и IT-техники. Здесь я соглашаюсь с Е.Гильбо (из его сетевой подписки): «В любом случае неизбежен окончательный разрыв с алгоритмическим программированием и старыми аналитическими подходами. В рамках этих концепций достигнут предел сложности, после которой обозримость, разрешимость и устойчивость систем становятся недостижимы даже в рамках прикладных и имитационных подходов. Но еще раньше для этого должна сформироваться соответствующая операционная среда, появиться операционная система, поддерживающая не алгоритмическую концептуальность, а целенаправленный вывод (некое существенное развитие систем типа ПРОЛОГ 80-х)».

      3. Вплотную стали разрабатываться, прежде всего, философами, теории познания и работы с целостностью, непротиворечивостью, гармонией как высшим функциональным состоянием, причинно-следственной связью и процессами обмена как условиями автоматизма, безрискового достижения нужного результата (работа с «непреодолимой силой»). Это все – метафизическая, когнитивная проблематика, на первый план в которой выходит умение оперировать переходом от абстрактного к конкретному, от общего основания (всеобщего) к частному, а не наоборот. Это требует совершенно новых компетенций и переопределяет образование.

      4. В экономике начинает преобладать понимание о чрезмерной плате и макрорисках от конкуренции. Так, Дж.Нэш (нобелевская премия 1994г.) расчетно доказал: оптимальной стратегией является ситуация, когда все участники рынка принимают взаимно согласованные решения. Кооперационные стратегии должны теперь стать более старшими и по-новому допускать творчество, креатив, соревновательность, которые теперь перейдут из сферы производства (т.к. 3D технологии и робототизация вытеснят физический труд) в сферу знаний, когда сами претенденты на выигрыш могут каждый раз оформляться новым и случайным образом (как пиринговые сети), да еще в придачу со своей локальной финансовой системой (криптовалютой и биржами). Всякая кооперация – шаг во исполнение максимы «все едино», но на иной системной основе – концептуальной. Есть основание полагать, что кооперация -  технология, наиболее приспособлена для кайроса и со-резонансному совпадению.

      Максима «все Едино и все Одно» является бездонной по содержанию, а потому – схватывающей все. Будучи раскрытой через свои аксиомы и закономерности, позволяет на новой основе выстраивать отношения – экономику, управление и т.д., а также снимать риски, если достигнут эффект тождественности, со-резонанса. И это – качественные, а не количественные технологии и знания. Как у любых системных знаний, у них есть свой корпус аксиоматики – их развертка и схематическая разметка. Рассмотрим их.

 

      Когнитивная аксиоматика и объект идеальной аналитики

      Предлагаю свой вариант (подборку) исходного постулирования идеальной аналитики:

01.  Все создано Богом (теология) или все имеет единое начало (наука);

02.  Все Едино и есть Одно;

03.  Мир гармоничен (подчинен правилу «золотого сечения» для форм и процессов) и таким обнаруживается (чувственно, эстетически, экспериментально);

04.  Все процессы в Мире происходят путем обмена (взаимодействия), имеют причину и экономны;

05.  Что вверху, то и внизу, и наоборот;

06.  Часть принадлежит целому и сама является целым (состоит из частей);

07.  Часть подчиняется целому и служит ее целям, живет по его законам (функционально встроена);

08.  Все есть энергия и взаимоотношения. Их изменения есть движение и информация;

09.  Ничто никуда не исчезает и все возвращается на круги своя (воспроизводится в цикле);

10  Мысль (дух) и материя одновременно первичны;

11.  Все имеет свое отражение, двойника и противоположность, т.е. находится в состояние бинера (ложного противоречия) – одновременного сочетания противоположного;

12.  Есть устойчивые и неустойчивые (переходные) состояния. Поэтому можно различать завершенность и незавершенность процесса, движения;

13.  Мир одновременно рационален и иррационален. Иррациональность – условность, временная форма незнания чего-то человеком (неполного знания). Рост знания, в том числе движение в сторону иррациональности, ведет к росту духовных и физических возможностей человека на пути к со-резонансному Бытию с миром и Богом, к сотворению человеком нового.

 

      Для новой аналитики этого вполне достаточно. Это – предельная аксиоматика, самого верхнего уровня. Далее уже раскрывается в постулаты и закономерности более низкого и прикладного уровня, через что и реализуется движение от общего основания (всеобщего) к частному.

      …Что есть новая – идеальная и когнитивная аналитика. Это аналитика, которая максиму и принцип «все Едино и все Одно» применяет к любому объекту анализа и проектирования через ментальную (культурную и мировоззренческую) и инструментальную вооруженность под нее и выстраивает на этой основе со-творчество с Богом. Будучи нечто сотворенным в такой парадигме, по определению не может нести на себе риски и не быть гармоничным (функционально ущербным).

      Такая аналитика должна выводить на главное управленческой искусство в XXI веке – на создание ситуации автоматизма во всем, со-резонанса с закономерностями и аксиомами Бытия, а поэтому – и со всем остальным. Теперь менеджер – это не тот, кто руководит людьми, но тот, кто создает коммуникативные ситуации для со-резонанса и «отпускает ситуацию», потому что она далее пошла (покатилась) реализовываться автоматической, на самовоспроизводстве, самоподдержании и саморазвитии. Тут можно было бы перейти к теме развития (вития Раза) как непреодолимой силы в понимании Ю.Н.Забродоцкого, но это слишком отдельная тема, чтобы упоминать ее всуе.

      Есть высшее искусство овладеть тайнами Бытия и быть с ними в со-резонансе (тождестве и единстве). Если человечество этого достигнет, то для него откроются совсем по-новому слова Иисуса: «Итак, не заботьтесь ... потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Матф.6:31-34). Это сегодня противоречит нашим установкам – мы именно заботимся, строим стратегии развития и конкуренции, побеждаем в борьбе. И все это – не автоматично для нас и все есть риски. Тогда как поиск «правды Его» - ценностей, признаков и закономерностей правды должен выводить нас на иной механизм достижения – автоматический, со-резонансный, когда «и это все приложится вам». Это сродни русскому «авось», когда, приняв решение и действуя, уверен на автоматический отклик Провидения, которое тебя поддержит. Это особая ментальная форма со-гласия с внешним намерением (по В.Зеланту). «Авось» отнюдь не является «не продумал», но есть действие «на удачу». И оно абсолютно соответствует нашему архетипу духовной слиянности с Бытием (см. Н.Бердяева, В.Соловьева).

 

      Новая российская аналитика (2:1)

      Если согласиться с предложением А.Денисова о разгоне российской аналитики, то нужно понимать не только зло и недостатки ее сегодняшней, но то, какой она должна стать – что взамен? Есть два предложения – А.Денисова и мое. Все другие я здесь не обсуждаю, т.к. они локальны и не пытаются отвлечься от частностей и поставить вопрос ребром – что есть идеальная аналитика в XXI веке? Нет предельной постановки о высшем – методологическом уровне аналитики. По сути, не сформулирован ее предмет.

      Есть приближения к постановке такого вопроса, иногда очень сильные. Например, О.С.Анисимов[2]

      Предложение А.Денисова, напомним, сводится к тому, чтобы аналитика перестала быть ангажированной в принципе и стала абсолютно независимой от любых заказчиков (этакая «вечная дева»), чтобы основывалась на преимуществах русского языка и знаниях техник психоинжиниринга в информационной войне.

      Я не могу тут согласиться только с первым – с отказом от ангажированности – и предлагаю различать хорошую и плохую ангажированность. Плохая тогда, когда ты как аналитик подменил максимы Бытия на мировоззрение и цели Заказчика. Хорошая тогда, когда ты этого не сделал – когда ты как бы осветил его цели и мировоззрение высшими смыслами и механизмами Бытия, стал их проводником в задаче Заказчика. Перевел тем самым его узкую задачу в со-гласие с всеобщим и за счет этого добился наивысшего эффекта для Заказчика – привел его в область почти 100% гарантий и автоматизма, со-резонанса. В некоторой степени это является методологическим следованием указанию И.Христа: «Быть с миром, но не от мира сего».

      В результате аналитик не просто решает задачу Заказчика – он ее использует в своих собственных целях, которые может и не афишировать.

      …Поэтому с тезисом ангажированности российской аналитики не все так просто. Нужен иной контекст для его окончательного обсуждения – не тот, который предложил А.Денисов. У него аргументация идет от двух основ – «ваши/наши» и технически ангажированность закрепощает мозги, и аналитики начинают предлагать ущербные решения. Тогда как это, на все самом деле, вторично и, конечно, ментальное подхалтуривание у Заказчика нужно искоренять. Но важно истинное основание – опора на метафизическую аксиоматику Бытия, что неизбежно выводить на вопрос – «чему ты служишь сам?». Это сродни тому вопросу, который П.Друкер обозначил в качестве ключевого в наступающей 2-й информационной революции – «зачем?».

      Мое мнение об идеальной российской аналитике состоит в том, что (а) она должна быть – и быть особенной, отличной от любой западной или китайской аналитики; (б) других шансов быть конкурентноспобной у нее нет; (в) попытки воспроизводства иных оснований аналитики окончательно разрушат российскую аналитику; (г) характеристика (код) «российская» означает, что именно в этом качестве она никем не может быть перехвачена – ни в какой сетецентричной войне. Она когнитивно неприступна и защищена.

      О сетецентричной войне я упоминул не зря, т.к. считают, что этот тип войны сегодня – магистральный путь развития цивилизации и перехода в XXI век (см. мою статью «Сетецентричная война»[3]). Способ выигрыша России в ней – во многом основан на ментальных, когнитивных и сакральных основаниях и операционных техниках, а не в счетных алгоритмах обработки информации и контроля информационного пространства. Выход их ситуации борьбы – это перейти в иное пространство, в котором у России заведомые цивилизационные преимущества, да еще такие, которые являются ведущими в XXI веке.

      Частично А.Денисов их уже назвал. Добавим еще другие...

      А. Русский, космический и проектный, язык. Он не только позволяет поверх любых средств и способов передачи контента накладывать иные смыслы, прямо не считывающиеся счетными алгоритмами и «искусственным интеллектом», экспертными системами, но он может «вести за собой». Важно: установление причинно-следственных связей и главных факторов (акторов, «фи-акторов») возможно не только средствами науки (а она всегда локальна), но и языковыми средствами и алгоритмами непротиворечивости (Аристотель, Ф.Гегель, И.Кант, Н.Васильев, А.Гагаев, О.Анисимов, Ю.Забродоцкий и др.). Русский язык, его слова – сродни малым сценариям Бытия, достаточно целостным и самодостаточным (безрисковым), связь между которыми выстраивается по логике их «со-гласия» и «со-вести», иррациональной способности русского человека эту связь чувствовать в каждом конкретном случае. Это и называется «выводить сразу на решение», «схватывать». По сути – махом, иным способом преодолевать сложность, «говорить по сути». Русский язык изначально сутевой, чего не скажешь об англо-саксах.

      Мы можем смело говорить о заложенной в русский язык лингво-когнитивной безопасности[4], но которую мы до сих пор целенаправленно не используем, но пора.

      B. Русская ментальность, которая еще тесно, в т.ч. генетически, взаимосвязана с тюркской. На выходе мы имеем еще два таких когнитивных преимущества: (1) способность мыслить образно и чувственно, использовать сразу оба полушария и (2) быть неразрывными с Бытием, считывать его истинные признаки во всем. О первом хорошо написал А.Бахтияров в 2-х частном цикле статей[5], о втором – А.Дугин в цикле книг, посвященном западной философии, М.Хайдеггеру и новой русской философии[6]. В результате русские в союзе с тюрками способны к гармоничному, срединному мировосприятию и мироощущению.

      C. Наработки фундаментального характера, часть из которых доведена до реальной практики и IT-реализации: теория тотальности Бытия (тоталогия, группа под руководством В.Кизима, Украина), теория и метод субстратной оптимизации систем любой сложности (А.Румянцев, Украина, А.Гагаев, Россия), проектирование семантического пространства («кубы Рубанова», А.Рубанов, Москва), милогия (М.Беляев, Подмосковье), метафизическая прогностика (цветодинамика А.Кашанского),  теория мысле-деятельности (Г.Щедровицкий), теория решения изобретательских задач (Г.Альтшуллер) и др. Все это – заделы, которые должны быть интегрированы между собой и тем самым составить фундамент когнитивным технологиям управления и аналитики в XXI веке, действительно перехватить первенство у Запада в освоении буквы «С» в NBIC-техноценозе новой эпохи. Тем самым реализовать призыв А.Девятова о «обогнать, не догоняя» в цивилизационной гонке[7].

      D. Миссия России, которая большинством нашего населения, да и в мире, осознается как нечто, приносимое во славу и во спасения мира сего, поиск и предложение цивилизации новых и более справедливых путей развития. Это по-своему задает вектора поиска и аналитической зрелости, шансы на со-резонанс с Бытием и Промыслом. Если Запад практикует принцип «разделяй и властвуй», то Россия предлагает обратное – соборность. И мы помним, что кооперационные формы более устойчивы и гармоничны, более всего соответствуют аксиоме Бытия «все Едино и все Одно».

      Таким образом, российская аналитика должны быть построена по схеме «два в одном» («2:1) – быть идеальной в смысле метафизической вооруженности и основанной на преимуществах русской ментальности и языка. И тогда можно с большей долей уверенности прогнозировать то, что Россия сможет предложить миру более справедливую модель общежития и тем самым защитить себя.

      Вывод.

      Можно и нужно ставить задачу о создании …идеальной модели аналитики (когнитивной) – она должна стать 2-х уровневой, прежде всего, метафизической и навигационной под аксиоматику Бытия в конкретной задаче. Должны возникнуть «абсолютное мышление» по Ф.Гегелю, мета-аналитика, техника оперирования «от общего основания (всеобщего) к частному». Максима «все Едино и все Одно» должны стать альфой и омегой всех аналитических  моделей.

    Идеальная, когнитивная аналитика – важнейшая их часть, интегратор комплексного применения аксиом и ценностей Бытия в любой задаче человека. Без нового аналитического обеспечения когнитивная эпоха в XXI веке Россией может быть проиграна, т.к. ее мировоззренческий ресурс не будет целостно аккумулирован.



[1]   Для справки.

    Таблица Максим, как соединяющих верхний и нижний уровень познания и бытия, составлена в июле 2012 года, текстовое же разъяснение состоялось через пол-года. Аксиоматика же проекта «Устроение Державы» была составлена в мае 2013 года. После этого в личной переписке с методологами не раз ставился вопрос о важности Метафизики в методологии проектирования…

    Означенные выше тексты имели публикации и рассылку, в том числе в Школу здравого смысла, преподавателем которой является автор публикуемого здесь текста. Тексты же разных авторов о привнесении метафизики в методологию, о Максимах и Аксиоматике последовали в этой последовательности с самого конца 2013 года.

[2] О.Анисимов. Россия должна и может стать великой аналитической державой - http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011317.htm . И другие его работы.

[3] И.Козырев. Сетецентричная война - http://www.peremeny.ru/books/osminog/8396

[4] См.О лингво-когнитивной безопасности - http://www.pandia.ru/text/77/375/17585.php

[5] А.Бахтияров. «Человечество состоит из двух цивилизаций – «сердечной» и Востока» -   http://www.business-gazeta.ru/article/100154/

[6] А.Г.Дугин. Мартин Хайдеггер: возможности русской философии – М.: Академический проект, Гаудеамус, 2011 – 500с.

[7] А.Девятов. Обогнать, не догоняя - http://www.peremeny.ru/books/osminog/1805

 

У вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Авторизация

Посетители