_99_ (Козлов) Трудное прощание с марксизмом _(11.06.2017)_

«Коммунизм» - это Коллективизм, народность, стремление к целостности, гуманизм, знание-центризм, эффективность, творчество, метафизичность, нравственность… :)

Андрей Козлов (Кослоп)

 

Девять ошибок Маркса

И Девять тезисов. Правды марксизма и социализма

 

Введение.

Маркс реагировал на апологетику буржуазной политэкономии. Маркс приводит аргументы и факты, подтверждающие, что вот-вот и вся эта рыночная круговерть остановится, подойдя к границам рынка, потом выпотрошить пролетариат, и кроме того вся эта канитель чревата классово-пролетарскими возмущениями, тогда как выгодно для эффективности и производительности, чтобы рабочий, как любили говорить при социализме, был материально заинтересован, так что выгодность-эффективность социалистической кооперации размажет экономику капитализма-империализма, как бог черепаху. В Капитале есть чёткая формула, указывающая на кооперативный характер коммунизма, когда рабочие становятся коллективными собственниками- сособственниками. Маркс нарисовал проекцию, где капитализм автоматически приводил к собственной противоположности, потому что так получалось-де чисто логически. Эту неточность кто-то замечал, кто-то не замечал. Сверхзадача Маркса была победа социализма над капитализмом и он приводил аргументы-доводы бесперспективности, неэффективности капитализма, вооружая таким образом сторонников социализма. Во всем этом оказалась тьма ошибок и утверждений. Новое почти всегда энергично, привлекательно, интригует. Известные успехи не позволяют заметить, увидеть преходящий характер наблюдаемого, заставляют увлечься случайным. Это так происходит со всем и всегда.

Выявление ошибок Маркса противниками коммунистической теории не привлекало внимания и лишь раздражало адептов, так как искатели ошибок в котелках с портфельчиками были "классово" ангажированы, тенденциозно выстроены. Но сторонники не замечали ошибок также, потому что они были именно "сторонники". Для них Маркс модернизировал иудейско-христианскую (или шире, авраамистскую религию), до обобщено-светского состояния (эмансипируясь и секуляризируясь от авторитета духовенства, так как оно было замешано в угнетении). Новый догмат заключался в том, что привлекать к показуемости истины следует исторические факты, доводы научной аргументации, которая незаметным образом сводилась исключительно к марксистской аргументации. Терминологический аппарат, канон марксистской литературы, флаги, гимн, поклонение науке, социальным волнениям, революциям стали новыми аксессуарами былой религии. Новая религия называлась религией очень редко (Луначарским, кем-то ещё) и это было "недоразумением". Подчеркивать эту религиозность было не выгодно, так как это компроментировало "научный миф", и религиозная презентация не нравилась не только большевикам-ученым, но и "большевикам-клерикалам", потому что религиозное коммунистическое движение должно скрывать свою религиозность - лишь тогда это "работало". Маркс произвел секуляризацию европейской религиозности. Маркс нарисовал картину грабительского характера капитализма, но сделал не верный вывод, что именно этот характер приведёт к обществу без эксплуатации. Гуманистический вектор марксовской критики капитализма не позволил обратить внимание на ошибочность ряда положений марксизма. Было бы очень утомительно перечислять все или множество ошибочных положений. Мы остановимся на нескольких, самых основных (основное оставим читателю в качестве домашнего задания). Мы считаем, что это очень важно для развития социалистической теории и победы социалистического тренда на рептилоидно- эксплуататорским элитаризмом.

Научные ошибки - естественное положение вещей для науки. С марксизмом ситуация оказалась сложнее, так как ряд и марксистских трендов были не просто ошибочными, они были вовсе не научными положениями, хотя претендовали и порой сегодня продолжают для многих сохранять научный характер. Даже откровенно ошибочные положения марксизм оправдывал, как неточность, вызванную уровнем тогдашней науки.

Кстати, большинство защитников ортодоксального марксизма сразу же подтвердят верность нами написанного своей религиозной нетерпимостью к высказанным нами наблюдениям. Они скажут, что марксизм верен, безупречен, оболган, что некоторые не могут его понять. Главное - то, что и составило вес коммунистической "теории" Маркса - это её анти капитализм, её стремление защитить и предсказать социальную справедливость. На первых порах, когда требовалась простоя физическая (военная) победа, вульгарность марксистской идеологии не мешала (особо не мешала) решать практические задачи, а её простота (вульгарность, ошибочность, схематичность) привлекали своей популярностью и доступностью массы сторонников. Но когда задачи стали усложняться, вульгарные сторонники, а также вульгарные и продвинутые противники, вывели советское государство к его четвертой стадии S-кривой, то есть, к распаду, так как новой теории не возникало. Интеллектуальная элита не могла, ни увидеть высокую сверхзадачу марксизма (если мыслили о буржуазной обывательской мелочовке), ни его научную и философскую рыхлость (если были по-солдатски настроенными адептами). Просто даже повторим изречение классика: "Одни не решались выплеснуть грязную воду из-за непререкаемой сакральности объекта, другие выплёскивали исключительно вместе с ребёнком, потому люто ненавидели ребёнка за то, что он сидит в грязной воде". Вот что произошло с русской (советской) идеологией в конце 20 века. Маркс предлагал иную форму выгодности-эффективности как методику социального и прочего прогресса, не замечая, что новая выгодность-эффективность - распространенная в массы буржуазная же мотивированность. Левые очень долго внушали себе, что Маркс безупречен, хотя многие идеи Маркса указывали на невозможность безупречности. Но увы они, эти "многие идеи" под влиянием "более важной идеи" оказались проигнорированными.

 

Девять ошибок

Итак:

 

1. Интернационализм. В неком самом общем смысле очень правильное, гуманистическое и во всех отношениях замечательное понятие. Но в сообщении "Пролетарии всех стран, соединяйтесь" содержится логическое несоответствие. "Все страны" либо указываеь на граждан разных стран, или на людей разных национальностей. По всей видимости этот лозунг первично означал лишь солидарность и сотрудничество коммунистических организаций. Не претендуя на какие-то социальные законы, осуждало национализм, расизм, ксенофобию. Но если провозгласить интернационализм (ксеноманию) чем-то большим, чем любовь к ближнему и сотрудничество с обществом внутри своего народа, то получается, хаос, анархия, и совсем не коммунизм. Минимум это сможет спровоцировать разноголосицу в движении и даже идеологические атаки на движение. Ожидание от "интернационализма магии", требование примата интернационального над национальным - вещь провокационная. Этносы, как правило, обладают или своей государственностью, или административной автономией. Сотрудничество между нациями есть сотрудничество именно групп-общностей. Примат интернационального нескрываемо предлагался как отмирание национального и превращение всех и вся в оливковых бесполых метисов. В наше время мы видим как "интернационализм" используется мультикультурным неолиберализмом для осуществления глобальной экономической и политической гегемонии.

 

2. Марксизм рассматривал и провозглашал государство и его аппарат злом ("аппаратом насилия"). Первый раскол в коммунистическом движении как раз произошёл по данному вопросу: бакунинцы не желали слушать ни о каком пролетарском государстве, а марксисты предполагали период пролетарской государственной диктатуры. Сам термин "диктатура" у Маркса не означал ничего больше, чем "государство", но , увы, само слово диктатура означало также и "диктатуру". Но и класический благоверный марксизм тоже в сущности государство не жаловал и указывал, что оно постепенно отомрёт, когда общество начнёт управляться "само". Сталин вынужден был без особо теоретизирования или полемики с Марксом и Лениным сказать, что всё как раз наоборот. Как это выглядит, если без фанатизма? Может ли восхождение вверх происходить посредством разрушения структурности? Такое разрушение, конечно, не рост, это энтропия, хаос и разрушение. Другое дело, что государство - это инструмент-аппарат, и этот аппарат должен быть под контролем какой-то высокой сущности. Ещё более сложной, чем государство. "Отмирание государства" - пятое колесо в телеге социалистической теории. Если граждане усвоят все знания, выработанные человечеством, если элита общества станет всесторонней, почему государство должно "отмереть", почему в пост-государственном "самоуправлении" должно исчезнуть единоначалие (государь)? Анархизм, сегодняшний или будущий, абсурден. Он возможен, но это не рост, а энтропия. Даже плохое государство злодеев, несколько лучше чем анархия ещё больших и безумных злодеев.

Отмирание государства, аппарата насилия, этот нелепый тезис сразу разразился анархизмом, разрушением машин и прочим бредом сивой кобылы. Так как он не прочитывается иначе как дезорганизация, ни мира, ни войны, армию распустить, на гитлера наплевать, цыпленок пареный, цыпленок жареный.

 

3. Экономизм как главный тренд социального развития. Таков тезис марксизма. Маркс провозгласил это не по злобе. Игнорировать экономику было нельзя, не гуманистично. Но так называемы материализм, который возникал, конечно, как философское возражение мракобесию и враждебности к научному знанию, требовал материальных оснований. В прочих областях это были молекулы, атомы, клетки, белки, углеводы, аминокислоты, витамины, а в обществе, подумал материалист Маркс, материальным основанием является не атомы и не белковые тела, а производительные силы или экономика. Экономизм по Марксу универсален, но капиталистическому экономизму нужно противопоставить социалистический. Разница в форме собственности. Но так ли это? Так ли именно форма собственности, экономика и производство - то место, в котором человек совершает свой прогресс вверх? Марксист не имеет права задавать такой вопрос. Наверное потому, что не только Фейербах, а любой нормальный человек скажет, что нет , я - Байрон, я - Наполеон, я - центр бытия, я - Пьер Безухов, Лев Толстой, а не какая-то там собственность и прибыль, измеряемая в трудоднях, часах и киловаттах. В смирении воспитанный Платон Каратаев скажет: "Я маленький, но я с Богом, то есть, на самом верху". Экономика - базис человека. Уверен, что и среди читающих эти строки найдутся такие, кто воскликнут: "А як же ещё?!" Но мы возражаем: человек, как феномен, существует благодаря языку-речи, назваными биологом И. Павловым "второй сигнальной системой". Эта система позволяет возникать, существовать и развиваться культуре. Экономика, производство, орудия труда , - всё это продукты культуры. Занавес, яркие костюмы актёров, гром музыкальных инструментов, - всё это не создатели, создатели поэты, режиссёры, краснодеревщики, портные, плотники и кочегары. И начинается человек не с обработки каменного зубила, а с эволюции сигнальной системы. Работа же Энгельса "Роль труда..." даже в обычной советской науке признавалась ошибочной.

 

4. Теория пауперизации, она же теория "пролетариата-могильщика". Эта теория указывает на перспективы пределов рынка. Маркс предсказывает неизбежную социалистическую революцию из-за кризис, который придёт и заставит Пролетариат стать гегемоном и установить (либо как-то само собой) бесклассовое общество. Под бесклассовостью Маркс безусловно понимает общество без паразитарной рептилоидной элиты. Но автоматический, естественный переход исходит у Маркса из метафоры хищника, загнанного в угол. В углу, в тотальной пауперизации "могильщик" свирепеет и восстаёт. Тезис, антитезис, синтез. Из ничего получается-возникает что-то. Сами марксисты видели, что это схема. Её логическая эфемерность не беспокоила марксистов, точно также как не беспокоило требование обобществления жен. Не важно, что из ничего не может получиться что-то. Есть красивая схема, триада, автор даже не Маркс, а Гегель. Аз да буки - вот вам и науки. Пролетариат не может стать гегемоном. Это эквилибристика, игра словами. Эта идей - простая, примитивная "обратка" относительно социального расизма. Расисты презирают работяг. Марксисты провозгласили: "Вы истинные боги и хозяева". Он вас обманывают, потому что вы не понимаете, что это всё ваше. Почти шулерство, почти мошенничество. Великая роль пауперизации, пролетаризации, относительного и абсолютного обнищания в грядущем прорыве человечества в рай коммунизма. У Шекспира в "Короле Лире" произносят: "Из ничего и выйдет ничего" (изначально латинская фраза Лукреция:" Ex nihilo nihil fit"). Низ не может стать верхом. Низ , конечно, желает и не прочь, но это желание есть или буржуазное желание или как говорили партийные лидеры идеология "образованной партийной прослойки", которое привносит некоторое "небуржуазное" понимание в качестве субъективного фактора. То есть, большевики были не "пролетариат", а более сложный по свой сложности класс, нежели буржуазно-помещичьи элиты 1917 года.

 

5.Теория классов была вульгарной и представляла "сословный" взгляд на общественную структуру заменить неким более абстрактным, но на деле классовая структура марксистов так и оставалась "сословной". Общество же делится на рептилоидов и общество. Внешне тех и других сложно порой отличить, ведь их отличает внутреннее. Одни представляют тренд экспроприации, угнетения, насилия, другие - общественное коллективистское сотрудничество. Рептилоиды тоже солидаризируются, но исключительно с элитариями. Настроенные общественно люди нередко также н7ачинают конкурировать и враждовать. И теория классовой борьбы и проекты бесклассового общества, оказываются вовсе не утопией, а абсурдом, квазинаучной нелепицей. Бесклассовость оказывается бесструктуным социумом. А классовая борьбы (она же конкуренция) в одних случая провозглашается благом, в других злом, в третьих повивальной бабкой истории. То, что является самым неприятным, приносящим наибольшие страдания народным массам, объявляется спасительной панацеей. Идеологию сотрудничество сторонники "классовой борьбы", нередко отвергают как соглашательство. Но даже если мы желаем именно победить (а не соглашаться), то и в этом случает нам необходимо с кем-то "договариваться".

 

6. Капитал. Под капиталом левые круги понимают "богатства капитализма". Эти богатства созданы трудом, но присвоены капиталистом, путем присвоения добавленной стоимости. Четкого, непротиворечивого определения капитала в марксизме нет (мы, по крайней мере, не нашли). Не принимаемое марксизмом (не критикуемое, а вовсе не рассматриваемое) определение капитала гласит, что капитал - это все те ресурсы. которые являются причиной создания прибавочное (добавленной) стоимости. Это капитал не однороден (согласно, например, теории Н. Белозерова, существует семь видов капитала). ) Капиталом является и природа, и физический труд, и административный капитал, и социальная культура поселения (страны), и основной капитал, и финансовый (шире: технологический), и инновационный капитал. То есть, труд - тоже вид капитала. И не только труд создаёт капитал. Концепция "капитала" связана с измерением прибыли производства, эта концепция есть технологическая и прагматическая концепция. Конечно интересе антикапиталистов к капиталу очень логичен. Капитал (он же богатство) создаётся обществом и даже с участием ушедших поколений. Научная рационализация производства - важнейшая из причин увеличения капитал. В марксизме (особенно в советском марксизме) четкого определения капитала, как и определения классов, так и не появилось. "Появившиеся" определения будут звучать примерно так: "Капитал совсем не то, что говорят о нем буржуазные ученые, капитал появляется при капитализме, исчезает при социализме, капитал создается трудом, но капитал это собственность капиталиста, капитал - это деньги". Если вы не понимаете, что сказанное тут абсурдно и вообще не дефиниция, то о чём с вами говорить? Трактат Маркса "Капитал" встретили на ура русские либералы, так что Марксу пришлось объясняться перед русскими революционерами и скрипя зубами согласиться, что социалистическая революция может начаться с революции в России (а лишь потом в Европе). "Капитал" вызвал огромный интерес как текст, критикующий и разоблачающий капитализм. Теоретические идеи Маркса интриговали, подкупали, но они не был научно безупречны.

 

7. Марксизму свойственен европоцентризм. "Призрак коммунизма бродит по Европе". Маркс даже удивился, что его учением увлеклись не совсем европейские русские. Раз капитализм дал бурное развитие на Западе, то Маркс и Энгельс склонились к европоцентризму, то есть к перспективе коммунистической революции в Западной Европе. Это было не верно даже в их и в их логике, ведь тогда США должны были стать их центром. По мнению Маркса уровень концентрации производства, образованность урбанизированного населения являлось базисом для социалистической революции. То есть, социализм Маркса упёрся в МТБК . Таким образом центр мирового империализма для Маркса рассматривался и как центр мирового социализма. Тут возникает и повод для технократического "расизма" и проблема с простой логикой. Причиной "контр-зла" должна быть там же где расположено само "зло". Как практическая стратегия, это нелепо, абсурдно, всё равно что напасть на противника с его территории. Новое вино всегда предпочитает новые меха. Этот социалистический европоцентризм увязывается и с шовинизмом, и с расизмом, и с русофобией. Кое-какие пафосные тирады в этом духе даже пришлось подвергнуть критике тов. Сталиным (!!0). И кроме того, по факту всё произошло совсем наоборот. Социализм задел Европу лишь после социалистического строительства на Востоке, и совсем-совсем не радикально, без существенных угроз европейскому капитализму.

 

8. Марксизм трактуется марксистами как наука. Но это не так. Марксизм - псевдонаучная квази-религия. Научной теорией, марксизм не был. Он был религиозным этическим учением. (строго говоря, религией), в котором силы природы, достижения науки заменили религиозные мифы, то есть, церковь прежняя сменила декорации на красный флаг, гимн Интернационал, пантеон святых мучеников заменился пантеоном пламенных революционеров, а Новый, Ветхий заветы и Коран с Талмудом оказались потесненными томами классиков коммунизма. Новая религия представлялась противником религии, научным учением, но эта новая религия была религией: "Учение Маркса всесильно, потому что оно верно". Совсем не Луначарский, а сам Ленин был богостроителем. Луначарский же нарушил аксиому новой религии, запрещающую называться религией, за что В.И.Л. его решительно и почикал. Но Луначарский, надо сказать, не внял и уже после Октября установил церемонии октябрить новорожденных. "Марксистская религия", надо отметить, учила заниматься науками, особенно точными и естественными. В принципе марксизм одобряли и гуманитарные науки, но в этой области марксизм всегда проявлял подозрительность и нередко создавал скандальные вещи вроде лингвистических "теорий Марра", "педалогии и критики критики педологии" и жестко контроля по всему периметру гуманитарного фронта.

 

9. Но всё же, марксизм принципиально поощрение научного. При этом и в какой-то степени именно в связи с этим наука в странах социализма получила колоссальное развитие. И многие приоритеты сохранились до сих пор. Советская история заключалась в борьбе квазинаучных и научных большевиков; троцкистов и кржижановско-циолковско-капице-королево-гагаринцев. Но оба (!!) эти тренда не вели к победе социализма. Когда во второй половине 20 века СССР превращался из аграрной страны в городскую (экватор согласно переписи населения 1959 года был к этому году пройден), на Западе стало появляться общество высоких технологий. То есть, таких технологий, которые были способны решать задачу многих социальных групп, могли манипулировать институтами гражданского общества: и парламентами, и правительствами, могли очень эффективно манипулировать сознанием масс, и даже очень образованных и интеллигентных кругов. Некая новая и существенная роль финансового капитала была замечена классиками, но фактически это была другая формация, другой способ принуждения, нежели классический капитализм. Научное, разумное, отмеренное, рациональное проигрывает экспансии технологических укладов, развивающихся в геометрической прогрессии.

 Причем научно настроенные большевики коммунисты тоже не смогли не только оседлать в должной мере технологическую тему, они даже не заметили, не обратили внимания на эффективность новых трендов. В СССР отвергли, например, безбумажное управление Глушкова (то, что мы сегодня называем интернет), просто научное мышление марксистской науки в безбумажном управлении (интернете) усматривало только покушение на права партократического сословия. То есть, технократизм оказался не по зубам романтикам науки, просвещения, электрификации и аэронавтики. Кроме того, партийные пасторы поощряли лишь точные и естественные науки (и то порой и там пытались навести политэкономические порядки) , а вот социальную сферу антинаучные идеологи научного социализма, политэкономии и диамато-истмата вообще держали на очень коротком поводке, говоря попросту: всячески тормозили развитие этих дисциплин всеми возможными способами. Поощрение науки было у марксизма однобоким, но даже и эта однобокая научность было "ошибкой". Марксистское видение считало науку и технику одним научным трендом, но это разные тренды, разные дискурсы, но оба они не могут привести к коммунизму, они приведут хоть куда, но к коммунизму может привести только Личность, то есть, творчески активный индивид. Личность не генерируется ни технологиями, ни научными теориями, ни религией, ни какими-то полученными по наследству или за службу статусами. Личность - создаётся творчеством и самого индивида, и нацеленных на его воспитания "ближних". Творчество - это именно поэтическое творчество. Слово "поэзия" так и переводится с греческого как "творчество, созидание". Поэтические тексты учат, показывают, демонстрируют творческую активность индивида самыми разными способами. Творчество должно быть перманентным не только во времени, но и в чём угодно. Не коммунистическое развитие с развитием МТБК создаёт всестороннюю личность, а все- или много-сторонняя личность может создать новый неантагонистический (гармоничный) уклад.

 

 

Ошибки и что дальше

 

Помнится, Ленин рассуждал о множестве буржуазных школ и школок. Ошибки марксизма - это то, что они как раз очень любят. Оппортунизм, меньшевизм, троцкизм всегда находят в марксизме то, что вульгарно (которое при этом и просто для усвоения) и почти бессознательно выдавливает с помощью культивирования этих "ошибок" "конкурентов" по политическому движению, превращаясь в партократов, то есть, лидеров коллективного Госкапиталиста (которым и была советская элита на последней стадии своего существования). Национализм, расизм, либерализм с непременной вседозволенностью, анархизм, бюрократизм, ортодоксия, - возникают любо из ошибок, любо как негативная реакция на эти ошибки. Ошибки марксизма лже-марксист, естественно, не позволял ни искать, ни раскрывать, ни вообще как-то серьёзно касаться ошибочной реальности. Похоже коммунисты вообще не понимали, как быть со своими ошибками (которых они, строго говоря, и не видели), а ошибками называли негативные проявления, провалы. Даже то, что официально получало осуждение компартией, пристально и скрупулезно не подвергалось исследованию и пониманию причин этого явления. Более того, эти темы засекречивались и запутывались, точно также как в США секретят убийство Кеннеди, лунную афёру или взрывы Башен-близнецов.

 

В этом месте мы и сами могли бы реагировать стандартно. Мы обнаружили целых девять ошибочных пунктов в марксизме, пунктов известных, активных, а не какое-нибудь почти никогда не используемое "обобществление жен" (вот я тут первый начинаю "использовать": почему это положение осталось в марксизме? Почему марксизм не объявил, что это какая-то чепуховина? Почему никак и лишь молчок по поводу этого странного положения? Порешайте эту "загадку- коан", не поленитесь), и в этой связи возникает либо желание помалкивать, чтобы не стать изгоем в своей референтной группе, либо обрушиться на Маркса и его социализм так, как это и делают антисоветчики разных мастей, или вообще завязать с политикой, "вернуться в семью" и заняться "чистым искусством".

 

Но обратите внимание, что речь идёт хотя и о видных частях коммунистической идеологии, но они представлены как ошибки. То есть, интернационализм, вера в отмирание государства, идеи о прибавочной стоимости, гегемония рабочего класса, политэкономические формулы труда и капитала, вера в революционные и судьбоносные результаты достижения пределов рынка, - всё то, о чём мы тут говорили, не есть суть коммунистической идеологии. В чём же она состоит. Нам кажется, что нет нужды множить количество ошибок, важнее обратить внимание на "правды" коммунистической идеологии. Мы видим, что внутри коммунистического движения всегда совершалась борьба. Легко упростить эту борьбу к борьбе за власть внутри движения. И хотя указанные и подвергнутые критике положения почти "краеугольны" и чуть ли ни не титульны, но вовсе не они определяют суть коммунистического движения.

 

То есть, если есть ошибки, то в чём тогда суть?

 

1. Коммунизм это коллективизм. Человек - общественное животное. Социобиология по-другому формулирует тот же факт: культура (построенная на языке-речи) является адаптивным механизмом человека, как биологического вида. Культура ли, язык ли не могут быть неколлективистскими. Увеличенине коммуникаций, то есть, уплотненине коллективизма, осуществляет все поступательные движения в обществе.

 

2. Коммунизм - это народность. То есть, коммунизм стремится сохранять все базовые жизненно важные основания. Альберт Шайцер определял эту ситуацию, как "жизнь среди жизни, которая желает жить". Коммунизм - это коммунизм, но не забывающий за абстрактными идеями свободы слова и сословного равенства, права на жизнь.

 

3. Коммунизм стремится к целостности. Коммунизм - это значит общее, соединение. Мало чего-то одного. Но и никому при этом не объять необъятного. Но не возможно и не нужно игнорировать что-то и кого-то ради исключительной избранной группы. В башне из слоновой кости не может быть найдена панацея, как и в лондонском кабинете Карла Генриха Маркса. Коммунизм - это все.

 

4. Коммунизм - это гуманизм. Необходима забота о людях. Нужно не только сохранять то существенное, что позволяет человеку выживать. Любить и жалеть людей. Жесткое отношение к преступникам является одним из практических действий по охране общественного благополучия. Нельзя превращать человека в расходный материал, ради каких-то целей, которые кажутся более высокими. Генерал жертвует солдатами, но для того чтобы спасти всех, а не для того чтобы увеличить или сохранить комфорт некоторых.

 

5. Коммунизм связан со знанием. Без знания гуманизм, желание сохранить жизнь, коллективизм, величина, масштаб сообщества людей будут в конце концов чем-то совсем не тем, что имеется ввиду. Всё всегда, если внимательно и умно не отслеживать сломается, превратится в симулякр, и в пыль. Всегда нужно понимать, что происходит, и проверять.

 

6. Коммунизм - это также и эффективность общественного устройства. Маркс говорил вот так оно будет эффективно, а Дэн Сяопин его поправил своим афоризмом про кота: "Не важно, какого цвета кот, лишь бы жил хорошо народ". Тут говорилось об многоукладности и партнерстве с западом. Многоукладность, а остальное по обстоятельствам. Может показаться, что китайцы отступили от коммунизма. Но на самом деле они отступали оо догматического непонимания этого существенного свойства коммунистической идеологии.

 

7. Коммунизм - это творческость, инновационость, поисковый энтузиазм. Маркс рассуждал о том, что капитализм, превращая человека в букашку, осуществляет отчуждение, тогда как именно возможность к творчеству двигает прогресс общества.

 

8. Социализм суть или стремление увидеть суть всечеловеческой метафизики. Прообраз мировой религии, преодолевшей лицемерие, формализм, догматизм. Единое, универсальное учение, проект развития общества, изложенный научно, светски, универсально, позитивно, проект, удовлетворяющий большинство людей (естественно кроме тех, кто сознательно или бессознательно стремится разрушать общество или паразитировать, не беспокоясь о наносимом обществу вреде).

 

9. Коммунизм провозглашает практическую реальную интеграцию, сотрудничество, солидарность (любовь и дружбу) именно как важнейший метод, как проект эффективного социального устройства, реально в конкретной исторической среде осуществляемого. При этом версии, методы, стратегии и технические (практические) предложения могут оказаться размытыми методами и задачами буржуазных преобразований. В 19-20 вв. не только Россия и Китай сохраняли пережитки средневековых и прочих добуржуазных укладов, но и "цивилизованный Запад" с его монархиями, рабовладением, апартеидом, прямолинейным грабежом слаборазвитых государств, остатками сословной и прочей дискриминаций. Главная идея - практическая оптимизация социального устройства, а не только идеология с её идеалами, либеральный, добрососедский и уважительный сантимент или дипломатический политес. Не только мечта-пожелание, но практическое созидание так устроенного общества. Маркс сосредоточился на правовых механизмах (особенно относительно собственности), что не является базисным и глубинным. Но сама задача сделать сотрудничество приматом, само направление и цель в виде коммунистического братства всех были позитивными.

 

P.S.

От сайта:

Итак. Коллективизм, народность, стремление к целостности, гуманизм, знание-центризм, эффективность, творчество, метафизичность, нравственность.

И это – тот самый марксовый коммунизм??

Да, трудно прощаться с навязанными понятиями, записанными «на корку» и «вещавшими» голосом человека…

Мы говорили, что это будет болезненно. Но необходимо.

 

С.А.:

Ну вот и не осталось у нас противоречий - по содержанию.

Итак, главное - чего мы хотим - это:

Коллективизм, народность, стремление к целостности, гуманизм, знание-центризм, эффективность, творчество, метафизичность, нравственность.

Ну конечно!

Ну а то, что вы это по-прежнему называете коммунизмом - да Бог с ним.

Главное, что это не марксизм - так ведь.

С ним мы расстались. Ну и хорошо.

А то, что в названии сохраняете верность - ничо, через какое-то время это пройдёт.

Только не тяните. Раздвоенность нельзя затягивать.

Забудьте тихонько - и всё.

А для пользы всех, для помощи другим - назовите этот или следующие тексты "Трудное прощание с марксизмом".

Всё нормально.

 

А.Козлов:

Можно (может и нужно) называть иначе, но коммунизмом называли то, что сейчас как-то непрямо называют "национальной идей", "многополярностью", "справедливостью". Коммунизм чего-то точно не имел , потому и произошло застревание. Когда говорят марксизм вечен, лучше идей Сталина не и быть не может, и чего-то ещё не надо, это будет оппортунизм, сразу становится ясно, что СССР развалился именно от таких вот идей, а Горби-Ельцин - это лишь следствие.

 

С.А.:

Андрей, как современник, как выросший из одной школы, как принадлежавший одной культуре, как имеющий те же чаяния и ошибки, я вас хорошо понимаю,

Нам не важно было - как назваться - лишь бы как-нибудь одной силой, вместе и к нашей мечте..

Но так - без правильных имён - не бывает.

И самое сейчас неправильное для нас - тянуть ничего не строящие имена.

Ищите. Не подстраивайтесь под привычки и удобство других.

Под ложное взаимопонимание.

...

То, что вы назвали - это мостки. Да, от них вроде труднее сделать социальные конструкции, нежели от марксизма (как казалось) - а получилось не так...

Вы уже оставили ложное.

Как найти имена для новых конструкций - которые и будут работать на те "9" наших истин - это действительно задача.

Ну а дальше - ваша самостоятельная дорога.

Без "измов". В целостности их нет.

 

 

У вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Авторизация

Поиск по сайту

Посетители